Главная » Политика » События глазами привеженцев Новороссии

События глазами привеженцев Новороссии

Дополнено 16.12.2014 - 9:28
Утреннее сообщение Информбюро ополчения Новороссии 16 декабря 2014 г.
События глазами привеженцев Новороссии
Обстановка существенных изменений не претерпела. Режим прекращения огня в целом соблюдался.

Осуществляется подготовка к отводу техники и вооружения подразделений самообороны Донбасса от линии соприкосновения с противником.

Признаков отвода бандеровцами тяжелого вооружения и военной техники из зоны карательной операции, а также значительных изменений в дислокации войск киевской хунты не выявлено.

За ночь потерь среди военнослужащих ДНР и ЛНР нет.

***
Три минуты тишины — путешествие по «перемирию»

События глазами привеженцев Новороссии

Когда молчат батареи, начинают говорить люди. С раннего утра в Донецке, пережившем мощнейший артналет в ночь 8-го на 9-е декабря, царит хрупкая тишина. Кажется: коснись, и тонкое стекло между «вчера» и «сегодня» пойдет трещинами и лопнет. Воздух наполнит тяжкое уханье украинских гаубиц, рокот крупнокалиберного пулемета и трубный глас валящихся с неба мин. Тишина после многих дней под обстрелом провоцирует панику: «может, они подтягивают подкрепление, готовят штурм, подвозят тонны боекомплекта?!».

Молчат минометы и системы залпового огня. Ежедневно бьющая по Донецку из Авдеевки самоходная «Мста» не подает голоса. Чудище по-прежнему обло и стозевно, но не лаяй. Чутко подняв хоботы стволов к низким облакам, словно обнюхивая тревожную тишину, застыла батарея ополчения. Орудия молчали, покрытые утренней изморозью. Похожие на ранжированную стаю хищников, они немо выстроились на грязном поле, перепаханном свежими воронками.

События глазами привеженцев Новороссии

Ночью украинские силовики, ожидаемо презирающие «малохольность» Верховной Рады, регулярно отправляющей их на убой и теперь якобы желающей сесть за стол переговоров в Минске, решили напоследок отыграться за все и сразу. Западная окраина Петровского района рисковала превратиться в Грозный скорбной зимы 1995-го. По словам непосредственных участников ночного боя, украинские танки устроили огненную карусель на трассе между Марьинкой и Петровским, настойчиво, но, в конечном итоге, безуспешно пытаясь проломить извилистую линию обороны ополченцев. Постоянно атакуя и затем, отступая, танкисты и пехота пытались выманить бронетехнику и противотанковые соединения ДНР с укрепленных позиций и навязать свои правила боя.

Расчеты «Градов» и «Ураганов», решив не экономить на боеприпасах, 10 часов к ряду, не скупясь, били по городу. Центральные районы, — в частности, Ворошиловский, в иные дни не балуемый вниманием артиллерии противника, подверглись не менее плотному обстрелу, чем многострадальные кварталы Площадки. Настоящий шквал мин обрушился на позиции ополчения в аэропорту. Ночь была жаркой. Активно транслируемые последние две недели посредствам сарафанного радио слухи о планируемом наступлении ВСУ казались вполне обоснованными. Последний разрыв я услышал ровно в 9 часов 42 минуты 9-го декабря. И наступила тишина.

Стоит сказать, что тихо было только в Донецке и ближайших его окрестностях. По Горловке и Енакиево ВСУ продолжало бить из всех стволов вплоть до полудня. К часу дня огонь немного поутих, но не прекращался до позднего вечера.

С наступлением тишины начали говорить люди. Они говорили в очередях за гуманитарной помощью, в магазинах и на улицах. Говорили громко, не стесняясь в выражениях и выборе тона. Обсуждали результаты ночного артналета, объем выдаваемых пайков, ситуацию на фронте. С утра и до позднего вечера, практически сроднившись с экипажем машины ГК ГО, развозящим еду жителям прифронтовой полосы, я слушал разговоры и говорил сам. Во внешнем мире нехватало шума и сопровождающего этот шум страха. Нехватало войны.

Основная тема разговоров в Донецке в прошедшие два дня – «слив Новороссии, слив Донбасса». Письмо Стрелкова, обвиняющего Кремль в бездействии, призыв президента Северной Осетии к своим согражданам-добровольцам возвратиться на родину, ротация техники и войск ВСУ, начавшаяся сразу после начала «перемирия»… Совокупность тем порождает неуверенность.

События глазами привеженцев Новороссии

День начался с пробежки по руинам микрорайона Октябрьский. Расположенный буквально впритык к аэропорту, район существует лишь номинально. Каждый пятый дом – обгоревшая груда обломков. Пробитые навылет стены и заборы, горы битого стекла, бездомные оголодавшие собаки, обгоревшие пальцы печных труб, торчащие из россыпи досок и кирпичей. Объем грядущих восстановительных работ не поддается даже примерной оценке. Едва ли можно говорить о восстановлении как таковом. Придется отстраивать заново дом за домом, квартал за кварталом.

- Сосед позвонил. Сказал, газовую трубу в доме осоколком перешибло. «Фонит» на весь квартал. – запихивая телефон в нагрудный карман куртки, говорит «Джин». – Поедем, посмотрим, чего как…

«Джин» до войны жил в Октябрьском. Его дом пока храним провидением от прямого попадания. Раз в неделю от осколка или залетной пули вышибает стекло, забор и стены пополняются новыми дырками, но дом стоит. Хозяин иногда посещает родные пенаты с целью вывоза необходимых вещей, именуя такие визиты «само-мародерством».

События глазами привеженцев Новороссии

Микроавтобус с боем и пробуксовками продирается по переулку, скованному мокрым льдом, расчерченным глубокими колеями. Утром температура воздуха заметно поднялась, и снег, укрывший было улицы Донецка, начал стремительно таять.

Привычным делом стало документирование свежих разрушений. Новые воронки и повреждения появляются каждый день.

- Вон туда прилетело. И туда… – походя, совершенно рутинно декларируют мои спутники. – И вон… Ох, е-мое!

В дом, находящийся по соседству с тем, что нам нужен, ночью попала мина. Проломив крышу, она взорвалась, в клочья разметав второй этаж. Хозяева, спавшие на первом этаже, к счастью не пострадали. Вызвав знакомых, они латают дыры в перекрытиях, чтобы хоть как-то сохранить дом от частых осадков. В зените лестничного пролета видно низкое небо. Единственные уцелевшие деталь интерьера – книжные полки. На одной из них, соседствуя с детективами и романами, стоит синий том Евангелия.

- Когда ж это все закончится?! – тихо шепчет хозяйка дома, показывающая нам разрушения. – Три мины прилетели. Одна в дом, вторая – вон, весь предбанник снесла, третья на улице газопровод перебила! Сегодня вот только стрелять перестали. Дом латаем, а для чего? Чтобы они завтра снова палить начали? Когда ж закончится…

- Я тебе скажу, когда закончится! Когда Россия нам реально помогать станет! – грустно и жестко говорит хозяин, прилаживающий доску к стропилам. – Если б российская армия к нам пришла… Летом мы ждали, ждали… Вы б пришли, у нас бы уже мир был бы давно. Хотя… Мы уж привыкли с лета. – грустно цедит он, методично вколачивая гвозди в изодранную осколками деревянную балку.

События глазами привеженцев Новороссии

Газовую трубу, пробитую осколком, участливые соседи залатали на скорую руку еще до нашего приезда и вызвали аварийную службу. Донецкие газовики обычно довольно быстро приезжают по каждому вызову, но сегодня доедут только к вечеру. После ночного обстрела газопровод перебит в десятках мест.

По голому участку фазенды «Джина» в панике носится черный карликовый кролик. За три недели мы видим зверька уже третий раз, и все никак не можем его поймать. Дом его хозяев, скорее всего, разрушен, и хорошо, если сами хозяева живы. Животные на любой войне страдают не меньше, чем люди. Сколько мы уже видели бездомных, оголодавших собак, льнущих к нашим ногам в поисках еды, сколько одичавших и раненых кошек, — не сосчитать. Десять минут загонной охоты, и кролик спасен от неминуемой гибели, водворен в коробку и накормлен. Кроличий бог распорядился судьбой зверька, выведя бессловесный комок меха из области громовой смерти, несколько месяцев подряд валившейся с небес. Какое-то совсем смешное, условно доброе дело, ничего не значащее в контексте здешней жизни.

Три недели, проведенные среди войны, низводят способность удивляться практически до нулевой отметки. Воронки, стреляные гильзы, следы крови на стенах – никуда не денешься от этих скорбных и страшных атрибутов. Документируй, снимай, запоминай, и расскажи людям, не принимающим всерьез беды русского мира, о том, каковы человеческие жестокость, цинизм, отвага и стойкость.

За день экипажу необходимо объехать два десятка адресов. Инвалиды и старики, не могущие подняться с постели, женщины и дети, чьи дома ныне стерты с лица земли. Помимо искренней благодарности за помощь, ребята слышат укоры и упреки. Мол, возите редко, и пайки малы, и на складах ваших полки от продуктов ломятся, а вы их налево толкаете. Страх владеет людскими душами. И в дни тишины страх только усиливается. Тишина бессодержательна, и потому опасна.

События глазами привеженцев Новороссии

По пути в город решаем заехать на позиции «Спарты» рядом с аэропортом. Через 10 минут лавирования между воронками и выбоинами на горизонте замаячила диспетчерская вышка аэропорта. Сегодняшнее «перемирие» в контексте десятка предыдущих «перемирий», хоть и отличается непривычным затишьем, не гарантирует безопасности. С учетом общей напряженности, попасть под пулю украинского снайпера, ежедневно дежурящего на вышке – проще простого.

Но на позициях царит та же тишина. К вечеру в район аэропорта должны прибыть наблюдатели ОБСЕ и съемочные группы нескольких телеканалов. Парни Моторолы свободно перемещаются от блиндажа к блиндажу.

- Привет, парни! У нас тут тихо, не бойтесь.

- Как ночь прошла? – спрашиваю я у высокого бойца с автоматом, перемотанным, маскировки ради, белыми бинтами

- Жарковато было. Хорошо по нам долбили, мы тоже в долгу не оставались. – многозначительно заявляет ополченец.

Начинаю снимать. Бойцы смеются, рассказывают о своем видении политической ситуации и положении на фронтах. Иллюзий относительно установившегося шаткого затишья не испытывает никто.

- Так уже бывало. Помолчат, помолчат, потом наши с ними ни до чего не добазарятся, и пошло-поехало. Не привыкать.

Все новые бойцы выходят к нам из блиндажей. Новые лица, новые знакомства. Через несколько мгновений мы чувствуем себя в гостях у настоящей интербригады. Дончане, осетин, дагестанец, словоохотливый высокий еврей, на камеру призывающий братьев по крови приезжать на Донбасс и сражаться с неонацистами. Урал, Приморье, Москва. Все оттенки говоров и акцентов, мировоззрений и оценочных суждений. Аварец-мусульманин в обнимку с сыном Араама, призывающие кары на головы противников за разрушенную «Градами» православную церковь, виднеющуюся невдалеке.

Бойцы говорят, и тишина перестает быть грозной, утрачивая хищные свои черты. Вероятно, оттого, что говорят на русском языке. На земле Донбасса будет звучать русская речь, из века в век, под огнем и в перерывах меж боями. Воздух оживает только при звуках человеческого голоса, человеческого языка. И этот язык – русский.
Декабрь 15, 2014 - 09:31
Кирилл Оттер


Порошенко: Мариуполь в обмен на донецкий уголь
События глазами привеженцев Новороссии
«Настоящее» перемирие на Донбассе тянется уже неделю, а дата нового раунда переговоров в Минске с киевскими властями, первоначально назначенного на 9 декабря 2014 года, всё откладывается. Причина в том, что на переговорах лишь уточняют детали и публично оформляют уже достигнутые заранее договорённости. Эта решающая предварительная стадия затягивается, и переговоры не начнутся, пока не завершится торг по ряду ключевых вопросов, одним из которых являются условия передачи Мариуполя ДНР.

Вопрос о Мариуполе является одним из важнейших для ДНР. Этот город с почти полумиллионным населением находится на территории бывшей Донецкой области − центр металлургии и машиностроения, крупный морской порт. Там сейчас располагается «областная администрация» по версии киевских властей. Возвращение Мариуполя ДНР важно по целому ряду причин. Это один из необходимых шагов для восстановления «территориальной целостности» Донбасса и, в перспективе, создания «сухопутного коридора» Россия − Крым.

Для киевских властей сейчас, в начале зимы, в первую очередь важен не столько сам Донбасс, сколько донецкий уголь. В регионе добывали 70% всего угля, производимого на Украине, именно на нём могут работать украинские ТЭЦ. Разумной альтернативы донецкому углю не существует: закупать аналог можно только в России, что для «киевских», наверное, ещё менее приемлемо, в ЮАР или в Австралии. По любому, поставки из далёких стран обходятся дороже, занимают дольше времени, требуют большого количества морского транспорта: недельные потребности Украины в угле составляют 2 млн т в неделю.

Даже пробная закупка символических 1 млн т в ЮАР обернулась скандалом: невыплатой значительной части денег и уголовным делом против министра энергетики Украины. Учитывая деловую репутацию нынешнего руководства Украины и критическое состояние государственного бюджета, потенциальные поставщики нужного сорта угля требуют предоплаты, на которую денег в казне, считай, нет. Договориться по-хорошему с ДНР о поставках угля − вот реальный путь для киевских властей решить эту проблему.

Мариуполь для них и так является «отрезанным ломтём», учитывая настроения жителей, а также последние передислокации ополчения ДНР. В конце концов Мариуполь выступает предметом торга не в первый раз: в июне украинские войска заняли его не в результате жестоких кровопролитных боёв, а согласно закулисным соглашениям, заключённым с участием Рината Ахметова. Однако и в тот раз тайная дипломатия проходила на фоне угрозы реальных боевых действий.

Сейчас ситуация вновь обостряется: 12 декабря в интернете появился видеоролик о передвижении на юг к фронту под Мариуполем большой штурмовой колонны бронетехники и автомобилей бригады «Оплота», батальона «Сомали» и отряда Моторолы. В памяти свежи события конца августа, когда в результате мощного контрнаступления ополченцы уже едва не заняли Мариуполь. Однако ДНР также совершенно не нужны кровопролитие и жертвы, которых можно избежать. Просто киевским властям, чтобы были сговорчивее, напоминают, что они могут лишиться города и «за так».

Пётр Порошенко − прагматичный и очень хитрый человек, иначе он не стал бы ни одним из самых богатых олигархов в стране, ни Президентом Украины. Как прагматик, он не может не понимать плюсов «бухгалтерии» «размена» Мариуполя на донецкий уголь. Как политикан, он понимает огромные политические риски этой «сделки», которая из-за неаккуратного «оформления» может стоить ему и власти, и бизнеса, и свободы.

Радикальные националисты, а также временные союзники из числа более умеренных спят и видят, как заменить Петра Порошенко на кого-нибудь из своих. Да и модераторы украинского кризиса в США его по головке за это не погладят, так можно и в немилость впасть… Решая проблему «Мариуполь в обмен на донецкий уголь» Президенту Украины хочется и рыбку съесть, и в лодке остаться. Вот для этого-то ему и придётся употребить свои недюжинные таланты в политической комбинаторике.

Чтобы понять, каким образом это можно осуществить, достаточно проанализировать заявление Президента Украины Петра Порошенко: «Я своим присутствием, своим президентским словом и своими президентскими действиями гарантирую, что мы этот город никогда не сдадим», сделанное 28 сентября, после которого он прибавил: «войну с Россией и боевиками» можно выиграть только миром.

Конечно, ну зачем же «сдавать», если можно обменять, к тому же с выгодой, что конечно, совсем другое дело! К тому же всё можно обставить так, чтобы этот город отошёл ДНР по чьей-нибудь вине, лучше всего − самых опасных коллег-противников Петра Порошенко. Или из-за провокаций какого-нибудь небезопасного «Правого сектора», который давно пора списать в утиль. На какие хитрые комбинации, провокации и кульбиты способны политики «незалэжной», среди которых Пётр Порошенко сейчас является первым номером, показывает история со сбитым малазийским «боингом».

Не нам учить Петра Порошенко, как решать подобные сложные, рискованные, но сулящие крупные политические дивиденды задачи. Украина по вине «евро-националистов» теряет одну территорию за другой: Крым воссоединился с Россией, фактически самостоятельным стали ДНР и ЛНР, так что Мариуполем больше, Мариуполем меньше, не страшно. Произошедшее подавалось как одна «перемога» за другой, так что же, значит, ещё одной «перемогой» будет больше.

Когда реально состоится «обмен», и в какой именно форме, мало кто сейчас может сказать. Возможно, в самой неожиданной. Косвенным признаком могут стать фактическое возобновление поставок донецкого угля на Украину, даже под видом «австралийского». Пока рано говорить и о конкретном механизме возвращения Мариуполя ДНР. Ясно только то, что новый раунд Минских переговоров начнётся тогда, когда Пётр Порошенко решит, как наиболее выгодно и безопасно для себя обменять Мариуполь на донецкий уголь. Разумеется, предварительные договорённости с представителями ДНР и их кураторами к тому моменту уже будут достигнуты.
Декабрь 15, 2014
Павел Былевский




Запад финансирует войну на Украине через волонтерские организации

Применение беспилотников

Запад финансирует войну на Украине через волонтерские организации — да и собственно, сами украинские волонтеры этого даже не скрывают. Эти люди охотно хвастают, что помощь из-за границы приходит часто и регулярно. И это не носки и трусы для солдат. Это вполне реальная, дорогостоящая техника и оборудование. Такое, как приборы ночного видения, тепловые датчики, тепловизоры, беспилотные летательные аппараты.

Скрины

Фотографии последних эти недалекие люди умудрились выложить в социальных сетях, так что нам не составило труда зайти на сайт производителя и узнать стоимость одно такого устройства. Один такой летательный аппарат стоит ни много ни мало 1350 долларов США. Также через них поступает вполне реальное вооружение.

Screenshot_7

Например ручные противотанковые гранатометы — одесские волонтеры выложили фотографии этих самых гуманитарных гранатометов.

РПГ

Схема действия Запада довольно примитивна. Они не занимаются финансированием напрямую государства Украина. Но через свои подставные компании они переводят деньги на счета так называемых волонтеров, которые в свою очередь распределяют средства для закупки необходимого оборудования. Данная схема уже была использована при финансировании майдана через такие фонды как USAID. (http://za.zubr.in.ua/2014/03/19/25022/) И теперь с успехом применяется для финансирования военных действий и геноцида русского народа на Украине.

Отметим, что руководители этих самых волонтерских групп не стесняются выносить сор из избы и постоянно сливают друг друга из-за приобретения кем-то из них новой машины или квартиры (на какие гроши?). И это — на фоне глобального экономического кризиса в стране, когда курс доллара растет, зарплаты падают, а налоги коммунальные платежи растут не по дням, а по часам.

Иными словами денег у населения нет. Просто нет. Физически. Волонтёрам явно неоткуда брать сотни тысяч долларов на снабжение добровольческих батальонов и регулярной армии. Хотя сами солдаты открыто заявляют, что война держится сейчас на волонтерах, так как от государства они не видят даже банального пайка. Нет, средства на тяжелую технику государством выделяются. Но на банальную зимнюю форму и пропитание – весьма и весьма прискорбно.

Уже невооруженным взглядом видно, что одними добровольными пожертвованиями тут не обойтись. У населения нет таких денег. Откуда же они поступают? Хороший вопрос. Думаю найти ответ на него не так уж сложно.
Декабрь 14, 2014
Сергей Захарченко



Что именно происходит в Виннице?

Немного осела пыль после последних событий в моей родной Виннице, и уже можно уверенно ответить на вопрос «А что это вообще было?».

Мне уже известны и персоналии участников, и хронология событий, и распределение сторон и ролей, и время прибытия в Винницу Олега Тягнибока вместе с примерным маршрутом его передвижений. Это ведь только внешне кажется, что Винница безропотно легла под хунту, а на самом деле огромное количество людей продолжает поддерживать со мной контакты и рассказывать обо всём происходящем (даже больше, чем когда я ещё был дома). В общем, можно выдавать полный расклад.

На самом деле о том, что события неизбежно будут разворачиваться именно таким образом, я писал ещё несколько месяцев назад. Социум всегда живёт по определённым закономерностям, и даже если формальные законы (как в Украине) перестают работать, то общие принципы от этого никуда не деваются.

А общий принцип состоит в том, что в условиях значительного сокращения ресурсной базы переход разборок олигархов во всё более горячие формы – это только вопрос времени.

Работа антикризисного менеджера (или как модно говорить на Западе «спин-доктора») как раз и заключается в том, чтобы предсказывать подобные кризисы и разрабатывать стратегии их предотвращения.

И, в частности, о разворачивающемся конфликте по линии Коломойский-Порошенко я (и не только я) писал ещё в начале лета. Просто тогда обстановка ещё не располагала к его активизации – это только вопрос времени.

А теперь, с наступлением зимы, самое подходящее время. Посудите сами: в государственных финансах, если киевский режим не найдёт срочно 15 миллиардов долларов (это официальное мнение МВФ), через несколько недель наступит дефолт. По всей стране проблемы с электроснабжением, а скоро начнутся проблемы и с отоплением – текущих запасов газа не хватит для благополучного прохождения отопительного сезона. Карательная операция на востоке зашла в тупик, наступление невозможно, а радикальные националисты требуют больше крови. К тому же Порошенко не смог сформировать подконтрольного себе большинства в новой Раде, и не смог назначить своих силовых министров, что делает его власть очень зыбкой и эфемерной.

Если летом баланс сил был неопределённым, то в текущих условиях борьба за контроль над ресурсами и территориями становится более благоприятной для Коломойского. Несмотря на то, что его банк «Приват» находится на грани банкротства, Беня времени не терял (в отличие от Порошенко, который страдал всякой формальной фигнёй) и накапливал силы. Он проводил рейдерские захваты всего, до чего мог дотянуться, нанимал и вооружал ультраправых боевиков, активно дискредитировал оппонентов. А после того, как «Свобода» пролетела мимо парламента, заключил с ними союз, чем ещё усилил свои позиции.

И захват Винницкой ОГА – это попытка рейдерского перехвата управления над «вотчиной» Порошенко. Провокация, которая загоняет Порошенко в тупик «lose-lose», когда любое его решение оборачивается против него самого.

Если Порошенко разгонит формально выступающих под майданными лозунгами – он превращает себя в Януковича (и его неосторожная фраза, что это не третий майдан, а продолжение второго – только усиливает этот эффект). Если не разгоняет – это значит, что он ничего не контролирует в стране, а контроль над регионами может захватить любой проходимец, у которого есть немного денег, чтобы нанять сотню статистов (на грабеже любой области это окупится достаточно быстро, чтобы был соблазн рискнуть).

Для легитимизации рейдерского захвата Винницкой ОГА привлекли местных аферистов, которые были усилены залётными свободовскими боевиками. Например, городского сумасшедшего Сергея Щетинина, без которого не обходится не один митинг в городе и который известен тем, что угробил Винницкий химзавод, на котором выпускался известный на весь СССР стиральный порошок «Лотос». Или «грозного хорька» Юрия Хорта, прославившегося тем, что он пытался угрожать главврачу одной из винницких больниц.

Кстати, как раз Хорт наглядно и продемонстрировал, что это не просто местные разборки, а атака непосредственно на Порошенко, когда на камеру топтал его портрет и выкрикивал «Это не мой президент, я его не выбирал» и «Порошенко – *уйло».

Участие же наёмников из «Свободы» подтверждается двумя фактами. Во-первых, накануне в Виннице был замечен Олег Тягнибок. А во-вторых, на роль «народного губернатора» был выдвинут некто Алексей Фурман, возглавляющий винницкую «Свободу».
Очевидно, что Порошенко осознаёт весь масштаб угрозы, если Коломойский (или кто-то ещё) начнёт перехватывать управление регионами на себя. Поэтому в Винницу срочно был переброшен подконтрольный Порошенко батальон «Айдар», а некоторые из «лидеров» винницких «сепаратистов» были арестованы.

Впрочем, арест этих «лидеров» ничего не даст, потому что все они лишь подставные лица, которые маскируют реальных выгодополучателей от этого рейдерского захвата.

И, очевидно, что это не единичный рецидив, а часть масштабного наступления Коломойского, поскольку сегодня была произведена аналогичная попытка захвата и в Запорожье (хотя появившийся там Ляшко, возможно, является представителем третьей силы – например, Левочкина). И ситуация в Запорожье сейчас зависла в воздухе, а достигнутые промежуточные результаты (типа принуждения мэра и губернатора написать заявления об отставке) зыбки и могут быть переиграны в любой момент.

Винницкие события, между тем, также далеки от завершения. В субботу запланировано очередное майданное «вече». Да и в Киеве радикалы собираются на днях «довести революцию до конца», о чём открыто призывают в своих пабликах в соцсетях.
Если проводить исторические параллели, то войска Петлюры-Коломойского собираются войти в Киев, где пока правит безвольный гетман Скоропадский-Порошенко. Но кто бы из них не победил в этой схватке на данном этапе, социально-экономический, энергетический и государственно управленческий коллапс Украины продолжится.

Пока с востока не придёт новый Щорс с Таращанским полком, который выгонит весь этот опереточный-марионеточный балаган в Канаду и Польшу.

Александр Роджерс
Декабрь 10, 2014


Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Опрос

Нравиться ли вам сайт?

Лучший!
Неплохой!
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился