Главная » Политика » Россия: насколько на разных планетах живут у нас власть и народ

Россия: насколько на разных планетах живут у нас власть и народ

Хлеб по праздникам
Готово ли государство реально разделить с гражданами ответственность за ситуацию в стране
«Газета. Ru»
Россия: насколько на разных планетах живут у нас власть и народ

Урезание зарплат высших чиновников, депутатов и сенаторов на 10% и социальная акция по раздаче бесплатного хлеба пенсионерам по праздникам показывают, насколько на разных планетах живут у нас власть и народ. И что даже кризис используется пока больше для пиара – реальной помощи государства тем, кто страдает от экономических проблем в первую очередь, до сих пор не видно.

На сайте Кремля вывешен Указ президента, которым он с 1 марта урезает себе зарплату на 10%. В таких же пропорциях сокращены зарплаты премьер-министра, главы Следственного комитета и генпрокурора. Депутаты и сенаторы тоже готовы увидеть в зарплатных ведомостях цифру на 10% меньше. Собственно, сама эта десятина возникла в рамках общей кампании сокращения бюджетных расходов: бюджет-2015 как раз и урезан на 10%, причем при отказе от индексации зарплат бюджетников. Просто обычным бюджетникам про понижение доходов сообщили без шумихи, как данность.


Россия: насколько на разных планетах живут у нас власть и народ

Марина Лысцева/ТАСС

Россия стремительно беднеет
Из-за роста цен число бедных в России может вырасти на треть
Петр Орехин

Прожиточный месячный минимум россиянина в четвертом квартале прошлого года составил 8234 руб. в месяц, следует из проекта постановления правительства. Показатель не полностью учитывает рост цен, поэтому уровень бедности в стране оказывается заниженным. Число бедняков может вырасти в текущем году на 4–6 млн человек, прогнозируют эксперты.

Прожиточный минимум в России за четвертый квартал прошлого года вырос на 1,8% по сравнению с третьим кварталом и составил 8234 руб. в месяц для всего населения (в третьем квартале — 8086 руб.), сообщили «Газете.Ru» в Минтруде со ссылкой на соответствующее постановление правительства (должно быть утверждено в марте).

Прожиточный минимум — ключевой показатель для определения уровня бедности в стране и расчета размеров соцвыплат.

«Показатель используется для оценки уровня жизни населения при разработке мер социальной политики, а также при определении размеров минимальных гарантий денежных доходов и при осуществлении мер социальной поддержки граждан; и для этих целей он полностью подходит», — поясняют в Минтруде.

Рост цен в четвертом квартале оказался куда выше 1,8%. По данным Росстата, индекс потребительских цен за четвертый квартал вырос на 3,1% по сравнению с предыдущим кварталом, а если брать конец квартала, то рост составил 4,8%.

Собеседник «Газеты.Ru» из экономического блока правительства, однако, полагает, что показатель адекватно отражает ситуацию даже в кризис. «В 2013 году потребительская корзина, по которой ведется расчет прожиточного минимума, была пересмотрена и максимально приближена к структуре потребления низкодоходных слоев населения. Поэтому рост стоимости лекарств при пересмотре прожиточного минимума учитывается в достаточной мере», — считает он. В первом квартале с учетом инфляции в начале этого года прожиточный минимум будет значительно выше, чем в четвертом квартале прошлого года, уверяет собеседник.
Цены растут быстрее

Однако эксперты указывают, что показатель в текущих условиях никак не успевает за инфляцией.

«Пересмотренный прожиточный минимум не будет отражать реального роста цен. И не из-за каких-то подтасовок, а потому, что методика такая. Она заведомо нечувствительна к динамике цен на лекарства. Прожиточный минимум в итоге будет занижен по сравнению с реальностью. А значит, число людей с доходами ниже его величины также окажется заниженным», — уверена директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. Половина населения потребляет три вещи — еда, квартплата и лекарства. А это самые инфляционные вещи», — соглашается директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг.

В расчете величины прожиточного минимума 50% занимают продукты питания, 25% — услуги, 25% — прочие товары, где и «сидят» лекарства. Росстат фиксирует значительный рост цен на отдельные виды медикаментов.

В частности, в феврале валокордин стал дороже на 13,5%, нимесулид, аспирин, корвалол, валидол, настойка пустырника и некоторые другие «народные» препараты подорожали на 6–9%.

По оценке Татьяны Малевой, если цены на лекарства будут дорожать таким образом, что весь прожиточный минимум возрастет на 10%, то число бедных увеличится на 30–40%, то есть с прошлогоднего 11-процентного уровня бедности мы перейдем к уровню в районе 14–15%.

Иными словами, численность бедных вырастет с 15,8 млн человек до 20–21,6 млн.

Оценки Минэкономразвития, впрочем, скромнее: рост числа бедных — до 12,4% в 2015 году.

Прогнозы роста цен неутешительны. За первые два месяца этого года инфляция уже составила 6,2%. В годовом исчислении это уже 16,7%. Единственное светлое пятно — замедление темпов роста цен к концу февраля: с 0,9% за неделю в январе до 0,2% за период с 25 февраля по 2 марта.

Институт Гайдара в совместном с РАНХиГС докладе прогнозирует, что потребительские цены по итогам текущего года могут вырасти на 17,1%. Минфин заложил в скорректированный бюджет на 2015 год уровень инфляции в 12,2%.
Сменить парадигму

Прожиточный минимум — это критерий абсолютной бедности, поясняет заведующий лабораторией прогнозирования доходов и потребления Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Анатолий Суворов. В Евросоюзе и многих других странах используют преимущественно показатели относительной бедности, например, долю населения с доходами в 40–60% от медианного дохода (он определяется как уровень дохода, для которого одна половина населения имеет значения среднедушевых денежных доходов ниже медианы, другая половина — выше медианы). В Германии, например, численность населения с доходами 60% от медианы составляет 15,5%. Если использовать этот критерий, то численность бедных в России вырастает в два с лишним раза.

По данным Росстата, на 2013 год (информации за прошлый год пока нет), 25,6%, или 36,7 млн человек, имели доход в 60% от медианного, который составлял 19 151 руб. (в пересчете на евро по курсу на тот момент это было примерно в два раза меньше, чем в Германии).

«На этом уровне (25–26%) относительная бедность пребывает в течение последних лет пятнадцати-двадцати. Она может возрасти сейчас на пару пунктов, все будет зависеть от действий властей, если они начнут заниматься всякой ерундой вроде ограничения пенсий и тому подобное», — отмечает Анатолий Суворов.

«Надо сегодня думать о том, чтобы десятки миллионов работающих бедняков питались нормально, о карточках надо думать», — подчеркивает Руслан Гринберг. Но правительство как раз и намерено заниматься «ерундой» — пенсионеров оно не тронет, сохранив для них индексацию пенсий на уровне инфляции, а вот бюджетникам рост зарплат, вероятнее всего, ограничат.

Татьяна Малева отмечает также несовершенство существующих методик подсчета уровня бедности. «Все методики, которые сейчас обсуждаются, исходят из измерения монетарных характеристик, — говорит она. — А бедность — это характеристика образа и уровня жизни, который определяется доступом к социальным благам. Это должен быть синтетический показатель, который включает в себя монетарные и немонетарные показатели». Впрочем, пока у правительства нет планов пересматривать даже методику подсчета прожиточного минимума, не говоря уже о переходе на какие-то более сложные критерии.

Россия: насколько на разных планетах живут у нас власть и народ

«Михалыч покупает сахарный песок», 2008
Владимир Любаров


Надо меньше есть
Готовы ли россияне разделить ответственность с властью за ситуацию в стране
«Газета. Ru»

Политики разного ранга — от региональных депутатов до правительственных чиновников — заговорили о коллективной ответственности россиян, не исключив, что скоро всем придется «поменьше есть». Вопрос в том, готовы ли те, кто вчера с воодушевлением поддержал присоединение Крыма, платить за это сегодня резким снижением уровня жизни. И готова ли сама власть затянуть пояса вместе с народом.

Депутат Свердловской облдумы единоросс Илья Гаффнер, которого жители замучили жалобами на рост продуктовых цен, дал им бесхитростный антикризисный совет «поменьше питаться». Совет гражданам сильно не понравился, партийному руководству пришлось за Гаффнера извиняться.

Премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании правительства в четверг перевел тему коллективной ответственности в патриотическую плоскость: «Мы, как ответственные руководители, должны понимать ту цену, которую нам приходится платить за принятые решения (по присоединению Крыма. – «Газета.Ru»)… Это был сознательный выбор по просьбе людей, которые обратились за помощью и поддержкой к нашей стране. И, по сути, это единая позиция не только ветвей власти, но и всего нашего народа».

Выступая в пятницу на экономическом форуме в Давосе, идею патриотической солидарности развил и первый вице-премьер России Игорь Шувалов: «Если русский ощущает любое давление извне, он никогда не отдаст своего лидера. Никогда. И выдержим любые лишения, которые будут внутри страны, — меньше потреблять продуктов, меньше электричества, я не знаю, еще какие-то вещи, к которым мы все привыкли».

Разговоры о том, что народу надо «поменьше питаться» и что все должны сплотиться вокруг нацлидера перед угрозой внешнего давления, — две стороны одной медали. Одних призывов «потерпеть» может и не хватить. Тем более что терпеть, судя по всему, придется дольше, чем два года (пока кризис не пройдет и цены на нефть не восстановятся), обещанных Путиным на итоговой пресс-конференции.

В ходе дискуссий в Давосе речь идет уже о трудной пятилетке, а экс-министр финансов Алексей Кудрин и вовсе полагает, что на восстановление доверия мира к рублю уйдет не меньше десяти лет.

Значит, надо доходчиво объяснить людям, за что именно предстоит терпеть лишения. Озвученных вариантов пока два — чтобы не было «майдана» и «мы в ответе за крымчан, которые обратились к нам за помощью».

В логике тут власти не откажешь. Все соцопросы прошлой весны (на них несколько раз ссылался и Путин, объясняя мотивы решений по Крыму) говорили, что подавляющее большинство россиян поддерживает действия России и лично президента в украинском кризисе. Вот только возможную цену Крыма и войны в Донбассе тогда никто из представителей власти не озвучивал. Чек за геополитические успехи России пришел лишь сейчас. И, если мы не изменим нынешний внешнеполитический курс, таких чеков будет еще немало.

Оплачивать их предлагают солидарно.

Но если в том, что люди при власти смогут пережить тяжелые времена, сомнений нет, то у большинства населения средств на «патриотическую диету» может и не хватить.

По последнему опросу ВЦИОМ, 63% россиян не имеют никаких сбережений. И, даже по усредненным данным Росстата, две трети семей в России трудно назвать зажиточными. Зарплата в 15 тыс. руб. в провинции считается хорошей. Сегодня она уже почти уполовинилась из-за инфляции и обвала рубля, а что будет завтра? Миллионам россиян затягивать пояса просто некуда — разве что вновь, как в лихие 90-е, распахивать огороды под картошку. А впереди, как открытым текстом заявил в Давосе Игорь Шувалов, резкий рост безработицы и цен.

Если уже зашла речь о солидарности, власть, призывающая людей к сплочению и самоограничениям, должна действовать в духе забытого лозунга горбачевской эпохи «начни перестройку с себя».

Тем более что разрыв в доходах и уровне жизни между большинством населения и властью в России сегодня катастрофический.

Патриотическая бравада небедных чиновников и стоическое перенесение очередных невзгод народом (привычка у большей части россиян есть: они и до Крыма не жировали) не спасут от последствий экономического кризиса.

Власти и народу надо объединяться не вокруг идеи затягивания поясов или мифической войны с Западом, а вокруг устройства нормальной жизни в самой России.

Народ, конечно, разделит ответственность с властью за последствия ее политики — хотя бы потому, что ему некуда деваться и большинство действительно искренне одобряло такую политику. Но тогда и власть в условиях сокращения доходов населения и экономического кризиса сама должна показывать примеры «личной аскезы. И в центре, и в регионах. И если не перестать воровать (это, скорее, из области фантастики), то хотя бы снизить аппетиты коррупционеров. Изменить стандарты своего экономического поведения. А еще лучше — поменять политику, которая ведет к таким «страданиям». В общем, солидарно умнеть.

Пока же вместо этих очевидных шагов в информационное пространство начинают вбрасываться тезисы личной вины граждан за случившиеся с ними экономические беды. «Если вас уволили – значит, плохо работали»… «А чем вы думали, когда ипотеку в валюте брали»… «Есть надо поменьше»… Все это единству нации явно не способствует.

Россия: насколько на разных планетах живут у нас власть и народ


Картина Владимира Овчинникова «У телевизора», 2000 год
art4.ru


Лечебное голодание
От чего готовы отказаться россияне в теории и на практике
«Газета.Ru»

Судя по исследованию Института социологии РАН, в теории россияне готовы отказаться от многого, но, как только речь заходит об ограничениях на практике – советах меньше есть или переходить на отечественные лекарства, – настроения резко меняются. Правительству при выработке антикризисной стратегии нужно действовать в обратной логике — сначала прикинуть, чего нельзя лишать граждан ни в коем случае, и только потом составлять план, чем пожертвовать.

Специалисты Института социологии РАН опросили 4 тыс. россиян на предмет их готовности к самоограничениям. Половина опрошенных заявили, что могут отказаться от хранения сбережений в валюте, тем более что у 37% валюты в запасе и нет. Похожая картина с использованием банковских карт Visa и Master Card: 46% готовы отказаться от них «ради укрепления позиций России», при этом 30% сообщили, что они банковскими картами в принципе не пользуются.

64% согласны отказаться от товаров длительного пользования, произведенных на Западе: машин, бытовой техники, мебели. В данном случае народ, видимо, надеется, что телевизоров и холодильников, закупленных в сытые времена, на их век хватит: жили же в Советском Союзе с одним холодильником по 30–40 лет, и он работал, и сейчас проживут!

Правда, уже чуть меньше желающих обойтись без интернета и соцсетей. Не готовы отказаться от них 41% опрошенных, готовы 37%. Каждый пятый сообщил, что он глобальной сетью не пользуется.

Комментируя исследование, директор института академик Михаил Горшков обратил внимание на убеждение большинства опрошенных в том, что западные санкции рядового населения страны не коснутся, затронув в основном лишь верхушку общества.

Отчасти эту веру можно списать на то, что исследование проводилось в ноябре 2014-го, то есть еще до валютной паники в декабре и резкого повышения цен на продукты в январе; отчасти – на то, что

в большинстве своем россияне за минувшие сытые годы не очень-то и «наелись»: доходы более 15 тыс. на каждого члена семьи имеют около 45% населения. Понятно, что людей с такими доходами в первую очередь волнуют цены на продукты, ЖКХ и лекарства.

Более свежие данные по итогам первых трех недель января опубликовала компания Synovate Comcon. Судя по ним, граждане продолжают урезать расходы: 58% начали экономить на отдыхе и досуге, 41% — на еде и одежде. При этом каждый второй запасается продуктами питания, лекарствами, бытовой техникой и мебелью, меняет рубли на валюту.

То есть

теоретическая готовность к самоограничениям на практике, когда дело касается будущего собственной семьи, а не всей страны, оборачивается зачастую полной противоположностью.

Социологам этот эффект известен. Другое дело, если не ученые, а политики и чиновники, используя подобные опросы, будут основывать на потенциальном долготерпении народа свою антикризисную стратегию.

Так, в антикризисном плане, принятом правительством, записано, что до 15 февраля Минпромторг обязан разработать документ, который введет ограничения на поставки ряда иностранных лекарств. Запрет, обещают чиновники, коснется только тех медикаментов, на которые подадут заявки о поставке минимум два отечественных производителя. Но и это пугает очень многих больных, которые не в теории, а из собственной жизни знают, что российских аналогов часто попросту нет: иногда то, что декларируется как аналог, на деле оказывается гораздо менее эффективным средством.

Но самое ужасное, что подчас этот «аналог» вообще оказывается вредным для здоровья. Например, многие больные диабетом просто не могут пользоваться российским малоэффективным инсулином, который входит в список жизненно необходимых лекарств, и вынуждены покупать импортный. Сегодня он, хоть и подорожавший в два раза, в аптеках еще есть, но будет ли он завтра, если импорт запретят?

Ранее, как писала «Газета.Ru», дешевые российские дженерики уже были навязаны льготникам и закупающим лекарства по госзаказу медучреждениям, после чего многие онкологические больные стали жаловаться на тяжелые побочные эффекты. Были случаи гибели больных с пересаженной почкой после замены качественного препарата на более дешевый якобы аналог.

В нынешней ситуации жизненно важно не повторить ошибок введения Россией продуктового эмбарго, когда, теоретически наказывая европейских поставщиков, на практике били по своим.

А потом вынуждены были в спешном порядке исключать из списка запрещенных к ввозу продуктов товары для диабетиков и безлактозное молоко, которые в России не производят и без которых сотни тысяч людей рисковали здоровьем и жизнью.

Прикидывать, от чего россияне могут отказаться (ради какой великой цели – это отдельный вопрос), хорошо бы только после того, как будет составлен список, от чего государство, несущее ответственность за жизнь и здоровье граждан, не может отказываться ни в коем случае.

И доступ к качественным лекарствам и качественной медпомощи (медтехника и комплектующие к ней у нас тоже почти стопроцентно импортные) должен находиться в начале подобного списка. Которого, правда, никто пока из правительства не озвучил, ограничившись лишь обещаниями, что социальные расходы будут резать в последнюю очередь.

Очень хочется, чтобы чиновники вновь не пошли по пути деклараций, которые в попытках применения на практике оказываются прожектами, а не серьезно просчитанными планами действий.

Да и декларируемую готовность людей к разным отказам тоже хорошо бы тщательно взвесить, прежде чем принимать за реальный настрой. Когда речь зайдет о жизни самого близкого человека, о потере чего-то достигнутого дорогой ценой — в общем, о реалиях жизни, а не абстрактном допущении, — люди могут быстро поменять свою позицию.


Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Опрос

Нравиться ли вам сайт?

Лучший!
Неплохой!
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился