Главная » Политика » После войны три группы проблем выйдут на первый план перед Россией

После войны три группы проблем выйдут на первый план перед Россией

Три проблемы, которые ждут Россию после войны на Украине

Перемирие на Донбассе не может решить проблем, лежащих в основе украинского конфликта. Для этого потребуется значительно больше времени — возможно, десятилетия, жизни целых поколений. В разрешении конфликта главную роль сыграет не военная победа, а медленная работа исторических жерновов, меняющих мир вокруг зоны столкновений таким образом, что проблемы, казавшиеся непреодолимыми, теряют свой масштаб. И это выводит на первый план для России — про Украину надо думать отдельно, и думать самим украинцам — несколько задач. Они будут формировать повестку дня любого будущего правительства страны, хотя правильнее всего, если их начнет решать уже нынешнее руководство.

Первая группа проблем касается отношений с внешним миром: с международными организациями, с Европой, Соединенными Штатами, да и с Китаем, связи с которым были переформатированы в разгар кризиса. За последние полгода Россия не просто попала под экономические санкции, но лишила себя большой части дипломатических завоеваний предыдущих двух десятилетий и пробудила новую волну недоверия со стороны соседей. При всем очевидном нежелании европейцев рвать связи с Россией, перспективы углубленной интеграции нашей страны в Европу надолго отодвинуты. Следует ожидать и укрепления европейских структур безопасности, открыто направленных на сдерживание России; решение о создании «сил быстрого реагирования» и статус «особого партнера», предложенный Грузии на недавнем саммите НАТО в Уэльсе — лишь первые шаги, обозначившие путь, по которому будет двигаться Альянс.

И на первом этапе главная задача на этом направлении — спасение того, что осталось от российских международных связей и удержание хотя бы уровня взаимодействия, оставшегося к нынешнему моменту. Осталось не так уж мало, но потери велики.

В дальнейшем — не раньше, чем сменится руководство и в России, и в ведущих западных странах — придется искать пути интеграции нашей страны в новые структуры безопасности, сформированные к западу от ее границ. Ситуация в этом смысле небезнадежная: нельзя исключить и такого варианта, при котором уроки кризиса 2014 года подтолкнут мировое сообщество (прежде всего Европу) к более тесному включению России в эти структуры. Этот путь, кстати, пытался нащупать и Владимир Путин в начале своего президентства, рассуждая о вступлении страны в НАТО.

Вторая группа вопросов касается отношений с Украиной. Здесь есть и экономическая составляющая, и политические контакты, и взаимное недоверие, и взаимная ненависть. К чему бы ни привело перемирие на Донбассе, Украина останется с территориальными потерями, и ожидать от украинцев движения навстречу в таких условиях вряд ли стоит. Здесь ближайшая цель тоже могла бы состоять в сохранении хотя бы нынешнего уровня взаимодействия. Даже это будет сложной задачей, поскольку в пораженных конфликтом районах уже сформировались противоположные версии событий, свои герои и жертвы. Эти рассказы о событиях будут развиваться в двух странах и на территории юго-востока Украины и дальше, поддерживая и, вероятно, наращивая враждебность. Крым надолго испортил отношения России с мировым сообществом, но прежде всего — с Украиной, и непризнание его аннексии станет одной из долговременных проблем в двусторонних отношениях. Однако трудно представить и такое российское правительство, которое могло бы «вернуть все назад». Из этой ухи аквариум не восстановить, и международное урегулирование крымской проблемы займет, очевидно, десятилетия. В отдаленном политическом будущем возможно обсуждение особого статуса Крыма, включающего какую-то специальную роль Украины на полуострове, но лишь в культурной и экономической сфере.

Наконец, третий круг вопросов — отношения внутри российского общества и отношения между государством и обществом. Эти проблемы — и самые сложные, и самые неотложные. Значительная часть российского населения поверила не только в фашистов, пришедших к власти в соседней стране, но и в наличие вредоносной «пятой колонны» в самой России. Поиск врагов и стремление к единомыслию возрождают архаические модели в политике и культуре, угрожают будущему страны.

Конечно, с ослаблением пропагандистского напора доля верящих в крайности телерассказов резко упадет. Однако после нескольких месяцев боевых действий на востоке Украины в России появились несколько значимых групп людей, чья судьба сформирована пропагандистскими мифами. Это добровольцы и «отпускники», воевавшие в Донбассе. Это друзья и родственники погибших и искалеченных в этой необъявленной войне. Это беженцы и их родственники. Образ противостояния злу, созданный пропагандой середины 2014 года, формирует картину мира, в котором их жертвы и благородные порывы приобретают смысл. Критика пропаганды ставит эти жертвы под сомнение. Противоречащие друг другу картины исторической и политической жизни сосуществуют в любом обществе. Но вопрос о памяти павших так высоко поднимает ставки в борьбе за интерпретации, что уже сейчас ясно: сделаны серьезные шаги в направлении гражданского конфликта.

История последнего десятилетия показывает, что «гайки», затянутые под предлогом кризисной ситуации, не ослабляются государством по собственной инициативе. Однако сегодняшняя конструкция отношений государства и общества подвела нас к грани прихода «Новороссии» на российскую землю: как фигурально, в форме непримиримого общественного противостояния, так и буквально, в результате миграции полевых командиров и «ополченцев». Избежать обострения этого противостояния не получится без корректировок курса — волей если не нынешней, то следующей власти. Рано или поздно правительству страны придется восстанавливать условия для гражданского диалога и вернуться к роли арбитра (которую оно пыталось выполнять в прошлом десятилетии), не противопоставляющего с помощью пропаганды одну часть общества другой.

Следующему руководству России придется расхлебывать кашу, заваренную нынешним, доставать скелеты из шкафов и получать за это порцию народной нелюбви за «очернительство нашей истории». И это единственный путь восстановления доверия к государству — не только в международной политике, но и, что самое важное, со стороны граждан.
Автор: Иван Курилла, доктор исторических наук, завкафедрой международных отношений и зарубежного регионоведения Волгоградского государственного университета После войны три группы проблем выйдут на первый план перед Россией
Статья опубликована 09.09.2014 в РБК daily


Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Опрос

Нравиться ли вам сайт?

Лучший!
Неплохой!
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился